ДУНАЕВ.  
КОЛЛЕКЦИОНЕР  
ТЕКСТОВ  
начало
  инфра_философия

четвертая критика

дистанционный смотритель

gендерный fронт

аллегории чтения

point of no return

 
 

 
  Ришар Пинас
Самоубийство Делёза —последний акт свободы.


Ришар Пинас (Richard Pinhas. Le site web Deleuze de Richard Pinhas. Les cours de Gilles Deleuze a Vincennes de 1971 a 1977. Des conferences, de l'audio... www.webdeleuze.com) – музыкант. Долгое время учился у Жиля Делёза. Он способствовал созданию сайта в Интернете, посвященного философии Жиля Делеза. Здесь он рисует личный портрет того, кто был его другом.

© Перевод с французского — Александр Бабак. 2007.

   
   
 


Когда вы встретились с Жилем Делёзом?

Ришар Пинас: Это было в 1970 году на защите диссертации Жана-Франсуа Лиотара «Речь, форма», которая впоследствии выходила в изданиях Клиншека. Жиль Делёз был в жюри, может быть, даже в качестве научного руководителя, но я точно не знаю. В конце он ко мне подошёл и предложил пойти к нему. Когда мы пришли к нему в квартиру, он сказал: «Займи себе место». Тут наша дружба и началась. В то время я только начинал посещать его занятия и не прочитал ещё ни одной его книги; я не знал, что он «книжный» Делёз. Вначале, я не был особо впечатлён. Он тогда работал над Фрейдом, так как начинал «Анти-Эдипа», и мне страшно хотелось сказать ему, что он ошибается! Он меня попросил показать, где именно. Тогда я приготовил выступление по Фрейду на два часа, которое я представил на его занятии. И только год спустя я открыл для себя, что если бы прочитал хотя бы две страницы Делёза, я никогда такого б не сделал! Но он был по-настоящему любезен...

После я его буквально полюбил, прочитал, и перенял его философию. Это была крайне важная для меня встреча, которая привела меня к открытию Ницше и Спинозы. Для музыки также. Он действительно был открыт для всех проектов, будь то с художниками, писателями или с музыкантами. В определенные годы, когда он не знал, чем заняться (между выходами двух книг, с ним это тоже бывало), он обсуждал всё что угодно. Для примера возьму лекции по Спинозе в 1980, в Сан-Дени. В среду утром я пошёл искать его, чтобы проводить на лекцию, и я ему сказал, что было бы неплохо, если бы он рассказал нам о Спинозе, и тогда он ответил: «Что ж, очень хорошо, устроим год Спинозы !» Это лекции, которые можно бесплатно найти на сайте, который я продвигаю...

В 1970 году в Винсенне проходили гениальные, очень политизированные занятия, особенно во время подготовки Анти-Эдипа. Во вторник утром там был Делёз, в среду, если я не ошибаюсь, Лакан; в четверг вечером – Лиотар; очень редко я ходил на лекции Франсуа Шателе (которого я знал хорошо, хотя не посещал его лекции) и потом были лекции у Мишеля Фуко в Коллеж де Франс. На протяжении двух лет я ходил слушать Фуко, как «шпион», чтоб рассказать потом Жилю! Но я определённо не был один... Чтобы резюмировать: я хорошо помню беседу с Жан-Франсуа Лиотаром, когда он мне сказал: «У меня есть талант; Делёз, запомните, — гений!»...


Когда вы его встретили в 1970 году, был ли он активным участником политических событий тех лет?

Он участвовал в манифестациях, но он не мог на них ходить слишком часто, потому что здоровье его ухудшалось. Я помню одну большую манифестацию в 1973 году, с которой у меня сохранились фотографии. Рядом с ним виден Фуко. Они часто виделись в связи с Группой Информирования по Тюрьмам, которую основал Фуко со своим товарищем Даниелем Дефером. После ГИТ, он активно поддерживал крайних правых Италии и подписался под воззванием 1977 против чудовищных репрессий, которым они тогда подвергались. Он также выступал против экстрадиции Клауса Круасана и за заключённых RAF (Фракция Красной армии, называемой во Франции «Баадерская банда»), которые всё равно умерли в заключении... Тогда ещё, он был на стороне Фуко, но прямо перед их разрывом, у которого было две причины: дело «новых философов» (которых Фуко сначала не понял, в то время как Делёз сразу заметил «эту мягкую мысль бедных эпох», как он выразился в «Алфавите»), и вопрос по поводу иранской революции, тут они особенно разошлись во мнении. […]


Вы часто говорите о голосе Жиля Делёза, как о чем-то особенном...

Это самый гипнотический и самый невероятный голос, который я когда-либо слышал. Как музыкант, я могу сказать: это голос, очаровывает всех, кто хоть немного обладает музыкальным слухом. Мы записали совместный альбом, где Жиль читает текст Ницше, который называется «Путешественник». Его голос сильно «металлизировался» со временем. И по этой причине тоже я хотел, вместе с Клер Парне, сделать записи его лекций по Спинозе и Лейбницу, чтобы слушать его голос, и чтобы иметь представление, как всё это происходило. Эти лекции по кино, впрочем, должны выйти через несколько месяцев, в виде 10 CD у Gallimard. В самом деле, если кто-либо просто их прочитает, отбрасывая время мысли, повторения, интонации, «ммм», тот теряет многое. Я недавно открыл для себя один маленький текст «Ораторский портрет Жиля Делёза жёлтыми глазами». Мне кажется автор очень хорошо выразил то, чем был этот голос. С первых же лекций я был впечатлён тембром, эти лекции были удивительны. Без показухи (он не особо хотел устраивать амфитеатр), он сидел на одном уровне с людьми вокруг него: 300 человек слушали его со всех сторон. Обстановка в Винсенне была особенной. Существовала, впрочем, большая разница между лекциями Лиотара, которые посещали только очень солидные люди, и Делёза, — наполовину спектакль, наполовину — очень серьёзно. Было много художников, и случалось, что приходили люди в масках садомазо. Он был на одном уровне со студентами, и они могли его прерывать. Казалось бы, это должно нервировать, но он отвечал всегда очень вежливо. И, я думаю, посредством вежливости он избегал неких пертурбаций.


Как вы рассматриваете его последний жест?

Я глубоко убеждён, что он тем самым совершил последний акт свободы, самый последний. Я говорю это с большим уважением и любовью. Находясь лицом к лицу с постоянной болью и в ситуации, когда за вас дышит машина, … это не может долго продолжаться. Он издаёт «Имманентность: жизнь…» в журнале «Философия», последний текст, изданный ещё при его жизни. Только «Актуальное и виртуальное», написанное прямо перед тем, как выброситься из окна, было издано после: это пять страниц, которые он добавил к карманному изданию «Диалоги». Кроме, этого ничего не осталось, так как он выбросил все свои рукописи. Мне кажется у его жены, Фанни Делёз, остались рукописи по Бекетту, «Обессиленный»; она отдала мне в 1987, когда он вышел на пенсию, в память о его лекциях, рукописи по Фуко, которые он только закончил. Я у неё попросил эту рукопись, и она сказала, улыбаясь, что это единственное, что он не успел выбросить. Нельзя сказать, что я коллекционер рукописей. Но эта просто невероятна, так как она не содержит ни одной поправки. Она написана на одном дыхании. Это восхитительно. Сегодня чувствуется некое сиротство, в философском смысле, потому что я не вижу никого, кто бы мог мыслить мир, как он. Но, как он говорил, копьё Эпикура однажды упадёт, без сомнения, на голову нового Спинозы... Будем надеяться!
  а также:

Симон Форд
Беспорядок в вещах: библиотеки искусств, постмодернизм и гипермедиа


Жан Бодрийар
Фотография или письмо света


Bладимир Сорокин.
Настя.


Томас Де Квинси. Английский интеллектуал и непогода.

Владислав Тарасенко. Антропология Интернет:
самоорганизация "человека кликающего"


В.Л. Иноземцев.
"Класс интеллектуалов"
в постиндустриальном обществе


Владислав Софронов-Антомони.
Индустрия наслаждения
 

Сергей Шилов.
ВРЕМЯ и БЫТИЕ

Кеннет Дж. Джерджен.
Закат и падение личности


Мишель Фуко.
Я минималиста.


Славой Жижек.
Япония в словенском зеркале. Размышления о медиа, политике и кино.


Алан Бадью. Апостол Павел. Обоснование универсализма. PDF/598Kb

Ролан Барт о Ролане Барте. PDF/903Kb
 
 

вверх

ДУНАЕВ.  
КОЛЛЕКЦИОНЕР  
ТЕКСТОВ  

начало   инфра_философия

четвертая критика

дистанционный смотритель

gендерный fронт

аллегории чтения

point of no return

 


Дунаев! Найди Дунаева!