ДУНАЕВ.  
КОЛЛЕКЦИОНЕР  
ТЕКСТОВ  
начало
  инфра_философия

четвертая критика

дистанционный смотритель

gендерный fронт

аллегории чтения

point of no return

 
 

 
 
Сергей Шилов. ВРЕМЯ и БЫТИЕ


   
   
  Радость, отчеканенная в слове излившись в неге,
Быстрая, оставляющая в душе след, подобный тому,
Который придает стиль писца таблице писца,
Возмутительница того спокойствия, что неподвластно душе,
Кормилица, выращивающая мысль из молока, хлеба и трав,
Разыскивающая оброненное ребенком имя среди звезд,
Превращающая внутреннюю часть его глаз в две раскрытые
Створки перламутровой раковины, внешнюю же их часть -
Во внешнюю часть раковины, так что глаза ребенка
Смотрят на мир так, как раковина лежит на дне, в толще
Воды, и в ней зреет жемчужина,
Повелительница мыслей, которой ради они не ведают, что
Творят, знают, что ничего не знают, видят то, что слышат,
Растут внутрь земли, плывут против течения, летят без
Крыльев, разыскивают имена, преданные забвению всерьез
И надолго, прикармливают животных, умерщвляют людей,
Настоятельница сердца, прикосновением всецелого своего
Креста к губам моего стиха поцеловавшая меня и сделавшая
Меня видимым, заслонив Крестом зеркало души моей,
Совпавшим с ним как ключ совпадает с замком той
Двери, что приоткрыта из одной половины бытия в другою,
Доносящая до меня бесценную амбру, аромат моего ума,
Свидетельница предвиденных и возлюбленных мною движений
Тела, слагающихся в медоточивый рассказ о длительности
Тех испытаний, которым оно себя подвергает в неслиянности,
Исследовательница того, что предстоит мне видеть и слышать,
Заботливая и корыстная, красноречивая и ясновидящая,
Источник раздоров, взаимных обвинений, слабоволия, беззаботности,
Сильных прикосновений, приоткрытости, рта, крупного носа,
Толковательница сновидений, вручаемых из рук в руки,
О, радость, как утаить тебя в последующих строках?
Истина заключается в том, что все мы, как и то, что
С нами происходит, случается, сбывается, встречается,
Нас движет, разделяет, сливает, над нами властвует,
С чем мы сталкиваемся, во что упираемся, выдвигаемся,
В чем растворяемся, плаваем, летаем, барахтаемся,
Это есть ряд слов, который не создал никто из богов,
Никто из людей, но он всегда был, есть, и будет,
Ровным, неподвижным, чистым, неизменным бытием,
Которое слагается из стесненных друг к другу слов
Примыкающих друг к другу, обнимающих друг друга,
Просвечивающих друг через друга, мыслимых друг с другом,
Причастных друг другу, подобных друг другу, стоящих
Друг за другом, плотно пригнанных друг к другу,
Сообщающихся друг с другом, виноватящих друг друга,
Скрепленных взаимной обидой друг с другом,
Проторяющих колею друг для друга, лежащих друг на друге,
Слышащих, видящих поедающих плоть друг друга.
Я, который есть вместе с этим рядом, чист от него и
Есть, когда задаю вопрос: "Сколько должно быть слов,
Прилегающих друг к другу, чтобы было бытие, о котором
Известно, что оно сложено из слов, и есть их ряд?"
Почему же я должен биться за одно слово в противовес
Другому, коль скоро мне известно, что они расположены
В один ряд, стоят друг друга, уравновешены на весах
Божественной асимметрии полушарий мозга, левого и
Правого, верха и низа, имеют равные права на человека?
Нет ничего такого в нас, чего бы не было в словах
Слова вкатываем мы на душу, поворачивая, и оттуда
Радостно следим, как скатываются они вниз, к началу,
Оборачиваясь, потому что желаем иметь дело с камнями,
Есть камни, принимать в себя и содержать в себе камни,
О, радость, многоглазая из теснившихся друг к другу
Рыб, зеркальных карпов с чешуями ногтей, загоняемых
Под ногти, на тыльной стороне ладони поселившееся
Животное, питающееся беззвучием рукопожатий,
Голос, доносящийся, тихо смеющийся изнутри уха,
Раздающийся из-за движений бровей, и более всего
Из-за глаз, полагающих смысл, заботящихся о теле,
Звучащий во взаимодействий национальных языков
С коренными зубами вытянувшихся лиц,
Очищающий полость рта Бога эмалью их мыслей,
Миротворец, фараон, философ, терновым венцом
Плодоносящий куст, как лицо плодоносит мыслью
И мысль коренится в лице жизнью губ и безжизненностью
Подкожным кровообращением внутренней формы щек,
О, радость, покоряющая неизвестным ей самой смятением
Память, неизмеримое сродство тел, сливающихся в свете
Распускающихся волос, в звуке ласкающих рук,
Исчерпывающая себя в присутствии одного тела в другом,
Длящаяся столько же, сколько длится смена дня и ночи,
Изъявляющая желания быть представленной в толкованиях,
Ткущих из нее клетчатку произрастающих, земноводных,
Двигающаяся только прямо вперед или оборачивающаяся,
Воспринимающаяся с мечтательностью всякого внимания,
Выпадающая числом не менее числа видений, произрастающих
Из семени зрачка через роговицу к возлюбленным,
Смиряющая врожденной своей гневливостью
Тяготы вопрошания, прокладывающего себе путь к победе
Над смыслом, разделяющим слова на звуки, звуки на мысли,
Накатывающаяся и откатывающаяся с удесятеренной силой,
С которой расширяется зрачок на гончарном круге лица.
  часть 1

часть 2

часть 3

часть 4

часть 5

часть 6

часть 7

Послесловие

----------------------

а также:

Симон Форд
Беспорядок в вещах: библиотеки искусств, постмодернизм и гипермедиа


Жан Бодрийар
Фотография или письмо света


Bладимир Сорокин.
Настя.


Томас Де Квинси. Английский интеллектуал и непогода.

Владислав Тарасенко. Антропология Интернет:
самоорганизация "человека кликающего"


В.Л. Иноземцев.
"Класс интеллектуалов"
в постиндустриальном обществе


Владислав Софронов-Антомони.
Индустрия наслаждения


Кеннет Дж. Джерджен.
Закат и падение личности


Мишель Фуко.
Я минималиста.


Славой Жижек.
Япония в словенском зеркале. Размышления о медиа, политике и кино.


Михаил Рыклин, Валерий Подорога. Третья возможность метафизики.
 
 

вверх

ДУНАЕВ.  
КОЛЛЕКЦИОНЕР  
ТЕКСТОВ  

начало   инфра_философия

четвертая критика

дистанционный смотритель

gендерный fронт

аллегории чтения

point of no return

 


Дунаев! Найди Дунаева!