GЕНДЕРНЫЙ FРОНТ   начало
  инфра_философия

четвертая критика

дистанционный смотритель

аллегории чтения

point of no return

Дунаев. Коллекционер текстов

 
 

 
 
Арсен МЕЛИКЯН.
ВЕСЕННИЕ ПИСЬМА БОЛЬНОГО ДРУГА.



   
[GF-ФОРУМ]
   
  =-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=
Date: Пт, 02 мар 2001 20:07:11
From: Melikyan
To: gender <gender_front@yahoogroups.com>
Subject: [GF_today] б-г
---------------------------------------------------------------

____Sophist

дело с добродетелью, другим.

_____Plato


Hello gender,

P.S. Вопрос Арсену -- почему в твоем письме Б-г, а не Бог?

Этот вопрос прямо отсылает к ивриту. Там нет огласовки. Допустим Адам пишется ДМ (д-мужчина, м-женщина). А буква а-алеф придыхается и подразумевается. Это дыхание, дух, душа, жизнь. Грехопадение -- это отрыв алефа от ДМ, омеги от БГ. Гласные -- это летучие, огненные буквы, написав их, мы отнимаем у них жизнь. А вообще Кульшат, кто их поймет этих евреев. Может быть все это и не так.

--
Best regards,
Melikyan

To unsubscribe from this group, send an email to: gender_front-unsubscribe@egroups.com


=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=
Date: Сб, 03 мар 2001 07:48:43
From: Melikyan
To: gender <gender_front@yahoogroups.com>
Subject: [GF_today] interes
---------------------------------------------------------------

____Sophist

Ч у ж е з е м е ц. Допустим также, что той части сражения, где выступает тело

_____Plato


Hello gender,

Может нам надо продумывать, почему мы не способны отвечать на программные философские вопросы? Владик прав, чтение самого Лейбница не позволяет говорить о нем в духе этих вопросов. Видимо, существует совершенно другая территория философствования, и там эти методички, вопросы, программы выглядят также непристойно, как непристойно выглядим мы на их территории.

"В Атлантическом университете Флориды год назад открылась новая специальность -- "публичный интеллектуал". Может показаться, что это развлечение для тех, кому неохота зимовать в северных широтах и хочется смотаться в солнечную Флориду -- позагорать, покупаться в океане, заодно и поучиться совершенно бессмысленной профессии. Однако прогрессивное человечество, считает автор статьи, ждало этого события, возможно, со времен Платона: оно всегда нуждалось в активных мыслителях, способных популяризировать идеи, принести их публике. По сути, это курс для политиков, общественных деятелей, которые могли бы защищать гуманитарные ценности. Нечто вроде факультета государственного управления, только студентами будут не кандидаты в политики-тяжеловесы, а, наоборот, леваки-интеллектуалы, вооруженные навыками борьбы за выживание. Цитата: Университет будет выпускать своего рода "органических интеллектуалов". Так итальянский марксист Антонио Грамши называл любого человека, так или иначе причастного к интеллектуальной деятельности, -- будь то профессиональный философ, артист или просто, скажем, ценитель живописи. Грамши считал, что всякий "органический интеллектуал" неизбежно обладает собственным уникальным мировоззрением и системой моральных ценностей. И задача интеллектуала состоит в артикулировании своих мыслей и представлений."

--
Best regards,
Melikyan

To unsubscribe from this group, send an email to: gender_front-unsubscribe@egroups.com

  а также:

Ролан Жаккар.
Слон и муравей.


Люк Бриссон.
Платон: первая на земле разлука.


Мишель Делон.
Инцест: мерзости и соблазны


Патрис Боллон.
Дон Жуан: истинная горесть любви.


Жан Бори.
Конец века: бедствия любви.


Дмитрий Король,
Владислав Софронов-Антомони.
Китайская энциклопедия маленькой женщины.


Жан Бодрийар.
Фрагменты из книги
О СОБЛАЗНЕ.


В. Софронов-Антомони.
Бедро Пифагора.


В. Софронов-Антомони.
Модус "ОТЕЦ" и модус "ВНЕШНЕЕ".


Интервью с Михаилом Рыклиным.

Сергей Кузнецов. Алиса в стране виртуальных чудес: еще одна степень свободы (Сексуальность неживых и живых женщин в сети интернет).

Алексей Пензин. Любовь и гипс. Биографическое reality show.

Татьяна Тягунова. Любовь и жестокое покровительство. Антидневник.


Славой Жижек.
Обойдемся без секса, ведь мы же пост-люди!


Анатолий Паньковский. Против Саломе. (О девицах легкого интеллектуального поведения )
 
   
  =-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=
Date: Вт, 06 мар 2001 16:23:14
From: Melikyan
To: gender <gender_front@yahoogroups.com>
Subject: [GF_today] Жомарт
---------------------------------------------------------------

____Из письма к Геродоту

чувствам внешним и внутренним -- ибо таким путем получится самое надежное

_____Эпикур


Hello Жомарт,

Мартовские иды оказались наиболее критическими для моего самочувствия -- пневма оказалась под угрозой. Можно сказать, что на остаточном дыхании желаю Тебе вздохнуть полной грудью, впустить в себя легкий и свежий гудзоновский бриз, быть здоровым и использовать эти счастливые случаи жизни (я имею ввиду здоровье).

Take care and be carefull.

--
Best regards,
Melikyan

To unsubscribe from this group, send an email to: gender_front-unsubscribe@egroups.com



=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=
Date: Ср, 07 мар 2001 08:41:09
From: Melikyan
To: gender <gender_front@yahoogroups.com>
Subject: [GF_today] pneuma
---------------------------------------------------------------

____Из письма к Геродоту

величине...

_____Эпикур


Hello gender,

Немного о высоком, но также о Канаде и Австралии.

"Я тот, кто лучше всех почувствовал ошеломляющее расстройство своего языка в его отношениях с мыслью... . Я теряюсь у себя в мысли... И я вам уже заявил: никаких произведений, никакого языка, никакой речи, никакого рассудка, ничего. Ничего, разве что прекрасный Нерометр. Что-то вроде непостижимого прямостояния посреди всего в рассудке".

Канадские власти очень вовремя взялись антимонопольно расследовать союз Microsoft и Corel. Через две недели после того, как Microsoft объявила о продаже всех купленных ею акций Corel.

Со вчерашнего дня в Австралии вступил в силу закон, согласно которому -- при аккуратном его прочтении -- пользователю запрещается пересылка полученных им писем без согласия их авторов. Что, конечно, до некоторой степени снижает количество chain letters, но, пожалуй, без этого плюса можно было бы обойтись ввиду огромного количества минусов. Генеральный прокурор Австралии заявляет, что никакой опасности в новом законе нет, но даже в его исполнении это звучит как-то не очень уверенно.

--
Best regards,
Melikyan

To unsubscribe from this group, send an email to: gender_front-unsubscribe@egroups.com



=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=
Date: Пн, 12 мар 2001 14:35:37
From: Melikyan
To: gender <gender_front@yahoogroups.com>
Subject: [GF_today] pneuma 2
---------------------------------------------------------------

____Из письма к Геродоту

небесных явлений и остальных спорадически случающихся факторов, мы устраним всё!

_____Эпикур


Hello gender,

Каждый раз какой-нибудь бред вселяется в мое сознание, так что от желания остаются лишь ошметки, -- я ведь не желаю этих мыслей. С 8 до 10 утра я был прикован к мыслям о значении субботника. Я, конечно, понимаю, что весна и все такое. Но уж очень парадоксально я мыслил о субботнике. Сначало я подумал так; субботник -- это некий плевок, грубое попрание основ иудаизма. Провозгласить субботу не просто рабочим днем, но наиболее свободным, раскрепощенным и приятным днем для работы -- это должно было выглядеть богохульством. В день, когда Бог отдыхал и предписал всем отдыхать, Ленин провозгласил наиболее важным "трудовым событием в деле работы". Но чуть позже, ближе к 9, я осознал эзотерическую интенцию революции, -- необходимо все превратить в субботу. Революция есть попытка превратить труд, деятельность или работу в сплошную субботу. То есть революция есть попытка изменить содержание седьмого дня творения (когда Бог отдыхает, человек может что-то изменить в мироздании в свою пользу).

Таким образом, революция -- это изменение смысла отдыха, попытка найти позитивное значение отдыха (не отдыха от-трудов -- негативное понимание).

Я далек от мысли подозревать иудейское окружение Ленина (основной большевистский костяк) в заговоре с целью привить народам России основной иудаистский закон -- чти субботу ("Помни день субботний, освящай его", -- 4-ая заповедь из 10). Но разве коммунизм не мыслился как сплошной отдых по типу субботников -- весело работаем, весело трапезничаем, много деревьев сажаем, весь мусор сгребаем и сжигаем, устраиваем танцы народов мира...

По представлениям иудеев в субботу проявляется в нашем мире Божественная власть. Это проявление носит имя Шхины. Шхина и Шабат (суббота) -- "чаша спасения личности". "Все проявления Шхины объединяет особое свойство, присущее им: в них воплощено женское начало. Этим объясняется то обстоятельство, что символы ритуала встречи Шабата связаны с женской природой; это подчеркивает роль женщины и как воплощения женского начала, присущего системе миров, и просто -- как хозяйки еврейского дома" (Адин Штайнзальц, Роза о 13 лепестках).

Все эти пунктики, в конце концов, слились в словоряд, -- Революция-Суббота-Отдых-Женщина. Я думаю, талант еврейского народа во многом связан с тем, что именно эти освященные, возвышенные состояния сопровождали зачатие детей. Еврейский народ в основе своей был зачат в субботу. Освящение субботы называется кидуш. Сначало славословят женщину в песнопениях, затем наливают в бокал (гиматрия слова кос-бокал то же, что и Элоким-Имя Всевышнего) вино (гиматрия слова яин-вино -- 70, это Шхина). Бокал ставят на ладонь правой руки,обхватив пальцами. Бокал становится похож на розу о 5 лепестках. Роза и есть Шхина. Потом произносят молитву. "Так что Шабат -- это еще и день свободы, праздник избавления, он предвещает спасение, которое грядет во времена, именуемые традицией "субботой мирозданья". Именно в этом -- миссия и долг человека перед Всевышним: продолжить творение этого мира, а затем возвышаться над ним в день субботнего покоя".(Адин Штайнзальц, Роза о 13 лепестках).

И еще я произвел такое интересное наблюдение. Подобно тому, как иногда оказываешься захвачен идеей, но при этом выполняешь много действий, не относящихся к этой идее (однако без этих действий идея просто провалилась бы в ничто), так и болезнь поселяется болью в какой-нибудь орган, но при этом все остальные органы продолжают работать, то ли, чтобы эта боль не переставала, то ли, чтобы боль не перекинулась на эти органы. Иногда складывается такое ощущение, что остальные органы питают эту боль своим здоровьем. Тогда порою начинаешь ненавидеть эти органы за их здоровье. Это и есть упадничество и пессимизм. Оказывается, что в болезни наиболее мучительным является здоровье. Разве это парадокс?

Интересно, какова будет месть Будды талибам? Что если в Афганистане наступит страшный голод, а мировое сообщество в качестве гуманитарной помощи будет отправлять туда в неизмеримых количествах свинину и все такое запретное. Талибы будут вынуждены это есть и тем самым навлекут на себя на этот раз и гнев Аллаха. Но кажется, талибов ничего не страшит. Самое странное, что нет наказания для наказанных.

--
Best regards,
Melikyan

To unsubscribe from this group, send an email to: gender_front-unsubscribe@egroups.com

   


 
   
  =-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=
Date: Вт, 13 мар 2001 15:21:47
From: Melikyan
To: gender <gender_front@yahoogroups.com>
Subject: [GF_today] nitke
---------------------------------------------------------------

____Из письма к Геродоту

(субстанциями) ...

_____Эпикур


Hello gender,

Третий пол.

"Маленький мужчина -- это парадокс, но все-таки мужчина, -- а вот маленькие женушки, в сравнении с высокими женщинами, кажутся мне принадлежащими к какому-то другому полу, -- сказал один старый танцмейстер. Маленькая женщина никогда не красива -- сказал старый Аристотель". (Ницше, Веселая наука, (75), с.557).

Вспоминая замечательный текст Димы и Владика, хочу попросить их вернуть этой мысли нынешнюю возмужалую ясность и строгость. Сказать, например, какая здесь выражена идея? Я восхищаюсь красотой этой мысли, но ничего не могу понять. В чем парадоксальность малости мужчины? Почему маленькая женщина вовсе не женщина и при этом не красива? Способна ли маленькая женщина рожать?

Можно, конечно, предложить толкование, но у Ницше отсутствует контекст (мы не знаем обстоятельств этого афоризма). Не скрыт ли в этом афоризме опыт наблюдения за чудовищем, монстром? Маленькая женщина словно приостановила рост маленькой девочки, ее увеличение, и сделала она это за счет умаления, уменьшения "высокой женщины". Силы увеличения и убывания сплелись в неразрывном узелке, который называет себя "маленькой женщиной". Мужчина неизбежно должен прийти в замешательство, -- он грезит в ней маленькую девочку, а через мгновенье он прикасается со злобной старушечьей гидрой. Монстр -- это сочетание несочетаемого (например, маленького и высокого, молодости и старости). У маленькой женщины, наверное, нет возраста, во всяком случае, невозможно определить. Силы убывания и увеличения настолько противоположны, что почти невозможно говорить о форме, которую они могли бы образовать, поэтому она и "не красива" согласно Аристотелю. И если женщина, по Ницше, -- это истина, то маленькая женщина -- это диалектика.

И что, интересно, делает маленького мужчину мужчиной? Я думаю, неустранимая глупость его пениса. Так не есть ли глупость определением пола? И вот же, у маленькой женщины такой глупости нет.

"Почему вы решили расшифровать геном?" Слотердийк задавал Вентеру все мыслимые вариации этого вопроса -- и к концу вечера они становились все более изощренными и опасными. Вентер отвечал:

"Потому что я хотел показать всем, что могу это сделать". "А почему вы решили расшифровать именно геном человека?" - "Потому что во Вьетнаме я понял, что такое человеческая жизнь, что такое боль и страдание". Вопросы философа все время варьировались, но Вентер всякий раз понимал, что его спрашивают об одном и том же -- зачем? "Потому что я хотел купить себе новую яхту", -- пытался резко парировать генетик примерно через час. А потом: "Потому что впереди у нас ничего нет. Потому что после смерти наступает конец". "А разве ДНК -- это не материалистический вариант идеи бессмертия?" "ДНК мертва. После смерти ничего нет. И мы должны максимально использовать то короткое время, что нам отпущено"."

--
Best regards,
Melikyan

To unsubscribe from this group, send an email to: gender_front-unsubscribe@egroups.com


=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=
Date: Ср, 14 мар 2001 15:12:26
From: Melikyan
To: gender <gender_front@yahoogroups.com>
Subject: [GF_today] карлик
---------------------------------------------------------------

____Из письма к Геродоту

(субстанциями) ...

_____Эпикур


Hello gender,

Продолжая исследовать тему "маленькой женщины", имеет смысл рассмотреть причудливый образ карлика, который, конечно, не совпадает с ней, но, быть может, близок по духу. Подзорная труба Аристотеля очень кстати исследует этот феномен.

Отец Иммануил предлагает своим посетителям лицезреть в действии "Трубу Аристотеля". Это машина категорий, которая приуготовляет творческие силы к познанию мира, то есть готовит путь к метафоре.

"Теперь наудачу откроем Великую книгу Сущностей, и посмотрим которая попадется... Карлик. Что мы могли бы сказать, еще до Метафорических Именований, попросту о Карлике?"

"Что он недоросток, недомерок, урод... несчастливый, некрасивый, потешный..."

"Все это справедливо, -- согласился отец Иммануил. -- Но трудно предпочесть определение, и вдобавок, полагаю, придись мне судить не о Карлике, а скажем, о Кораллах, навряд бы мне пришло на ум столько же выдающихся черт. Кроме этого. Малость как свойство подлежит категории Количества, Уродство относится к категории Достоинства, и откуда надо начинать? Нет уж, пристойнее препоручиться Судьбе, коей Местодержатели, это мои катушки. Сейчас я запущу их и прочитаю, как вот теперь, что случайно совместились В, В и В. Первая из этих В, это Количество, В во втором положении посылает меня заглянуть, внутри категории Количества, в ящик Объема, и там, в самом начале ряда, в положении В, мы обнаружим Маломерность. На этой табличке, где собрано все малое, я прочту, что мал Ангел, могущий быть на острие иглы, и Полюс, единственная неподвижная точка вращающейся сферы; а из отряда веществ малы огненная Искра, Капля воды, каменная Крупица, Атом, из которых, по свидетельству Демокрита, состоят все тела; из отряда Человеков, Зародыш, Зрачок, таранная косточка в ступне -- Астрагал; из животных Муравей и Блоха, из растений мучная Пыль, горчичное Семя и спора хлебной Плесени; из математических наук minimum quod sic, точка над буквой i, переплет в шестнадцатую долю, драма академии Специали; из зодчества, каморка, дверная петля; а из басен Хлебогрыз, мышиный царь в их войне с лягушками; Мирмидоняне, рождаемые муравьями... Но остановимся перечислять, ибо уже и так мы для потехи можем назвать Малорослого человека Урожденным ларчиком, Детской куколкой. Человеческой мукой. Теперь глядите, вот если бы мы восхотели заново развернуть наши валики, чтобы получить, тут к примеру, CBF, буква С отослала бы нас к Достоинствам, В наущала бы выбрать среди Достоинств внутри ящика ту часть, где подобраны Достоинства Зримые, а там на позиции F обнаружились бы слова, описывающие Невидимость. Среди Невидимых содержатся, удивительное соположение, снова Атом и еще Точка, и это позволяет мне описывать моего Карлика как Атом человека, или же Точку плоти".

"Извлекши исписанный лист, он приступил к длиннейшей череде определений, которыми осыпался незадачливый Карлик, человек короче собственного имени, которого верней бы звать зародышем, частью человека, ведь и корпускулы, проходящие со светом через окна, крупнее него; и его тельце совокупно с миллионом подобных могло бы протекать, меря время, сквозь тоненький перешеек клепсидры; он крошка такой, что где ноги, там и голова; откуда начинается этот плотский сегмент, там он и кончается; это линия, загустевшая в точке; острие иглы; предмет, с коим говорить следует осторожно, дабы дыханием не свеять с места; столь мелкая малость, что не имеет цвета; горчичное зернышко, малое и жгучее; тельце, в котором не более, хоть и не менее, того, чего никогда не бывало; материя без формы; форма без материи; тело без тела; чистое явление рассудка; изощрение гения, защищаемое собственным ничтожеством, поелику ни единым ударом поразить его не удается; в любую скважину он сможет укрываться; питаться целый век ячменньм зернышком; он сокращен до такой крайности, что неясно, в лежачем, сидячем либо же стоячем положении пребывает; способен утонуть в улиточной скорлупке; семя, гранула, зернышко, точка над i, математическая неделимость, ничто арифметическое..."

Умберто Эко "Остров Накануне" (гл. ПОДЗОРНАЯ ТРУБА АРИСТОТЕЛЯ).

--
Best regards,
Melikyan

To unsubscribe from this group, send an email to: gender_front-unsubscribe@egroups.com



=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=
Date: Чт, 15 мар 2001 14:46:34
From: Melikyan
To: gender <gender_front@yahoogroups.com>
Subject: [GF_today] vahabit
---------------------------------------------------------------

____Из письма к Геродоту

массу огонь, то не следует думать, что они обладают блаженством и по своему

_____Эпикур


Hello gender,

Спасибо Владик за хвалебное слово. Сложно не заметить одобрение в свой адрес, еще сложнее не придавать этому значение и не оценить того, кто хвалит, -- "когда даже мудрецов жажда славы покидает в самую последнюю очередь" (Тацит, История).

Меня же все еще волнует низвержение статуй Будды. Как это чуждо моему сознанию и, главное, насколько бесполезным представляется это разрушение. Но как можно подступиться к этому событию, не имея в своем сознании никакой зацепки или искорки сочувствия к обоим сторонам. У Ницше я читаю о вагабитах (читай талибах):

"Так, у вагабитов есть лишь два смертных греха: почитать иного Бога, чем Бог вагабитов, и -- курить (это называется у них "постыдным видом пьянства"). "А как обстоит дело с убийством и прелюбодеянием?" -- удивленно спросил англичанин, узнав об этом. "Эй! Бог милосерд и сотрадателен" -- ответил старый вождь". (Веселая наука, 43, с.543).

Курение относится к курению анаши или индийской конопли. Курение анаши является следствием особой диеты, которую мы, зачастую, называем вегетарианством. Ницше полагает, что чрезмерное употребление риса приводит к употреблению опиума. "Оно приводит также, хотя и в более тонких последствиях, к наркотически действующим образу мысли и чувствованию. Сообразно этому приспешники наркотического образа мыслей и чувствования, подобно тем индийским учителям, прославляют чисто растительную диету и силятся сделать ее законом для масс". (Там же, 145, с.601).

Гений Будды заключался в том, что он усмотрел этот наркотический мир мыслей и чувств и связанные с этими состояниями чувство доброты, благосклонности, незлобливости, -- "он понял, с какой неизбежностью и vis inertiae должен был подобный тип людей вкатиться в веру, обещающую предотвратить возвращение земной юдоли (т.е. труда, делания вообще), -- это понимание и было его гением. Для основателя религии характерна психологическая непогрешимость в знании определенного среднего типа душ, которые и сами не опознали еще своей принадлежности друг другу". (Там же, 353, с. 674).

Если следовать логике Ницше, то религия Будды (как впрочем и Исуса) явилась следствием ослабления воли, то есть желания подчинять. Этот волевой вакуум они заполнили верой, тем самым придав ослабленной и растерянной массе чувство нового основания. В этом новом основании они обнаружили источник энтузиазма, одержимого влечения, короче, "фанатизма". И вот же, начали выдалбливать огромные статуи, стремясь увековечить и оправдать собственные состояния, свою жизнь. Это было стремление сделать вечным, бесконечным кайф собственного наркотического опьянения, придав фетишу как можно более неразрушимый, прочный и грандиозный характер. Как любой наркоман преувеличивает роль своего "барыги", измысливая невообразимые формы благодарности, так и эти новообращенные выдалбливали этих "идолов". Но пары первичного кайфа рассеялись, и теперь мы чтим не сам кайф или его источник, но воспоминание обо всем этом. А это свидетельствует о том, что мы постарели (дети нынче рождаются с седыми волосами как было некогда предсказано Гесиодом), и нам остается лишь лелеять нашу чудовищную историческую молодость. В этой позе почитания мы и негодуем.

А что же талибы? Наше недоверие к их действиям заключается в том, что они исходят не из воли, из избытка сил, желающих подчинить, но -- из веры в своего Бога. А этот Бог предписывает им есть грубую и жесткую баранину, пить солоноватое молоко и желать смерти в бою (ведь что делать с победой и жизнью -- неизвестно). Афганистан -- наркотическое эльдорадо. Мулла Омар понял, что всему этому пышноцветию конопли покровительствует Будда. Вырубать коноплю нельзя -- источник доходов, радость отдохновения, блаженство грядущего. Но ведь нельзя почитать другого Бога, кроме своего. И если все оставить как есть, то рано или поздно талибы осознают значение Будды. Нельзя ведь бороться с нарушением второй заповеди, не победив источник. Короче, талибы решили действовать также, как и их братья суниты-турки, -- оставим лишь те христианские храмы (например храм св.Софии в Станбуле), которые станут мечетями, остальные либо разрушим, либо изгоним тех, кто к ним имеет отношение.

Я думаю талибы ищут смерти, и в поиске того, кто им дарует смерть, они натыкаются на тех, для кого они сами смерть. Талибы потеряли чувство смерти, и просят ее у мира. Мир молчит, они обращаются к богам. Но боги тоже молчат. Какой ужас!!!

--
Best regards,
Melikyan

To unsubscribe from this group, send an email to: gender_front-unsubscribe@egroups.com

   


 
   
  =-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=
Date: Пт, 16 мар 2001 14:45:28
From: Melikyan
To: gender <gender_front@yahoogroups.com>
Subject: [GF_today] мастер
---------------------------------------------------------------

____Из письма к Геродоту

сложилось из этих свойств, снесенных вместе... но только, как я говорю, всем

_____Эпикур


Hello gender,

Помню, как много раз отказывал себе в удовольствии писать, заносить записи о случайно подвернувшейся мысли. Видимо (я все больше склоняюсь к этой мысли) этому бесцельному записыванию препятствовала моя поэтическая выучка, -- то есть прозаическое совпадало с речью, с обычным говорением при обычном ритме дыхания, а для письма требовалось вдохновение, то есть накопившийся воздух в легких, который можно было бы выдуть с крылатыми словами, нужно было каким-то образом обнаружить. Я как-то настороженно и лениво сторонился всякого труда, мастерства, упорства. Теперь я все больше начинаю понимать, что мастерство в изложении своих мыслей зависит от упорства, долготерпения и труда. О том же говорит и Ницше, -- не поленюсь передать эту значимую для нас цитату:

"Рецепт, например, по которому человек может стать хорошим новеллистом, легко дать, но выполнение его предполагает качества, которые обыкновенно упускаются из виду, когда говорят: "У меня нет достаточного таланта". Нужно делать сотню и более набросков новелл, не длинее двух страниц, но столь отчетливых, что каждое слово в них необходимо; нужно ежедневно записывать анекдоты, пока не найдешь самую выпуклую и действительную форму для них; нужно неутомимо собирать и вырисовывать человеческие типы и характеры; нужно прежде всего как можно чаще рассказывать и слушать чужие рассказы, зорко наблюдая за их действием на присутствующих; нужно путешествовать как художник-пейзажист и рисовальщик костюмов; нужно делать заметки по отдельным наукам, записывая все, что при хорошем изложении может оказывать художественное действие; наконец нужно размышлять о мотивах человеческих поступков, не пренебрегать ничем, что может быть здесь поучительным, и денно и нощно коллекционировать такого рода вещи. На это многообразное упражнение нужно затратить лет десять, и тогда то, что создано в мастерской, может быть вынесено на улицу." (Человеческое слишком человеческое, 163, с. 333).

Но также верно то, что за всякой хорошей прозой скрытно или явно мерцает какой-то поэтический привкус, но при этом поэзия не может стать техническим подспорьем к добротной прозе. Поэзия в прозе является чем-то вроде истерического жеста молодого Платона, сжегшего свои трагедии. Поэзия в отличии от прозы -- свидетельство здоровья, большого обьема легких (широкогрудый, атлетический Платон). Можно сказать и так; как мудрость, в конечном счете, сторонится ума, болезнь чуждается здоровья, так и проза высмеивает поэзию, бежит от нее.

Но есть один совершенно непререкаемый критерий мастерства:

"Мастера первого ранга узнаются по тому, что они в великом, как и в малом, совершенным образом умеют находить конец, будь это конец мелодии или мысли... Мастера второй ступени всегда становятся к концу беспокойными и впадают в море не в такой гордой, спокойной соразмерности, как, например, гора у Porto fino -- там, где генуэзская бухта допевает до конца свою мелодию". (Веселая наука, 281, с. 627).

Уметь ставить предел вообщем-то бесконечной страсти (а страсть убывает по мере ослабления, так что если довериться ей, то конец всегда будет вялым, "беспокойным") -- этому мастерству можно научиться лишь в одиночестве с помощью самого одиночества. У одиночества есть то преимущество, что свои мысли мы полагаем своими же собеседниками. Наши мысли дожны быть способны крепко стоять на своих ножках и достойно беседовать с нами. Собственно, только одиночество и способно творить маленькие самонесущиеся мысли.

"Когда живут в одиночестве, не говорят слишком громко, да и пишут не слишком громко: ибо боятся пустого отголоска -- критики нимфы Эхо. -- И все голоса звучат иначе в одиночестве". (Там же, 182, с. 609).

Здесь надо отметить, что в одиночестве очень важное значение приобретает так называемая "акустика отшельничества". "Чрево" одиночества настолько способно трансформировать привычный нам голос, что в начале мы можем не узнать свой голос и перепутать его с ангельским или божеским воззванием. Если трезвость помогает нам устоять в рассудительности и не принимать слишком поспешно эти голоса за чужие, то тогда мы, пожалуй, сможем найти точное значение того, что принято называть мыслью.

Итак, будем мастерами мысли, идущими к концу с нашим бесхитростным спутником -- ОДИНОЧЕСТВОМ.


--
Best regards,
Melikyan

To unsubscribe from this group, send an email to: gender_front-unsubscribe@egroups.com




   


 
   
  =-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=
Date: Сб, 17 мар 2001 10:53:18
From: Melikyan
To: gender <gender_front@yahoogroups.com>
Subject: [GF_today] pregnancy
---------------------------------------------------------------

____Из письма к Геродоту

возбуждать этот орган чувства: одни из этих частиц находятся в беспорядке и

_____Эпикур


Hello gender,

Стоит однажды призадуматься над тем, насколько доверчиво мы принимаем "гениальное" строение нашего тела, мудрость его двигательных способностей (согинание ног и рук, хватательность пальцев, гибкость шеи), благоразумие его неподвижных частей. Ведь поставив под сомнение полезно-функциональный характер нашего тела, мы можем вообразить другую архитектуру нашего устроения, иные двигательные способности, противоположный тип неподвижности (например подвижный череп и неподвижный член). Как кажется, этой малости воображения достаточно, чтобы изменился мир. Теперь можно задаться вопросом: Не так ли обстоит дело и с нашими чувствами? Философы старались пересмотреть возможности наших чувств, справедливо полагая их более податливыми, -- слушать глазами, вынюхивать кожей, облизывать ухом.

Не является ли чувство необходимости неким родом блокировки воображения по отношению к себе? До сих пор предпринимались попытки осуществить нечто вроде онтологической редукции (нет рук, ног, головы -- вообщем, картезианское сомнение и бэконовская борьба с ветряными мельницами идолов). Но гораздо интереснее говорить не о нет и есть, но о другом строении, действии, переживании. Чтобы избежать анекдотической вертлявости воображения, его порхатой отсебятины и вопиющих неувязок (гений науки заключается в том, что воображение там как-то неприлично серьезно, строго, тяжела, иными словами невозмутимо прикрывает девицу-плутовку своей грезы), нужна какая-то опора, этакая уступчивая каналья, словом -- женщина.

Не секрет, что женщина в своей первооснове консервативна, -- в ней как-будто бы откладываются все завершенные состояния, конденсируются полезные навыки, аккумулируются необходимые для продолжения жизни инстинкты (материнские, семейственные). Женщина в каждый момент своей конституции подозрительно уверена в благожелательности происходящего. Мужчина же -- нечто пародийно беспокойное, каждый раз но фоне женственности выступает этаким шалуном. Мужчина как бы показывает женщине, что собственно происходило с жизнью пока от нее не отклеились истины женщины и не образовали драгоценный "уголь" ее самоуверенности.Пласты концентрированного благоразумия в мужчине сохраняют свою гибельно-бесшабашную легковесность. Мужчина словно стремится все время падать -- верх, тогда как полезные окаменелости женственной цивилизации все-таки внизу, под кожей их почвы. Ницше об этом обмолвился как всегда афористично. Однако мотив беременности и творчества следует рассмотреть как можно тщательнее.

"Нечто схожее с отношением обоих полов друг к другу есть и в отдельном человеке, именно, отношение воли и интеллекта (или, как говорят, сердца и головы) -- это суть мужчина и женщина; между ними дело идет всегда о любви, зачатии, беременности. И заметьте хорошенько: сердце здесь мужчина, а голова -- женщина!" (Злая мудрость, 61, 730).

Речь здесь не идет о том, что мужское в человеке чувственно, а женское -- разумно (во всяком случае, не только об этом), эту абберацию еще можно оспорить, но важным представляется отношение, которое есть любовь, зачатие, беременность. Если уподобить творчество с пищеварением, то результатом его деятельности надо будет признать либо какое-то неощутимое воспроизводство жизненных сил, либо очевидный экскрементальный результат. Так же и книги не всегда способны нас оплодотворить, -- мы лишь что-то усваиваем, остальное выплевываем.

"Вовсе не легко отыскать книгу, которая научила нас столь же многому, как книга, написанная нами самими" (Там же, 182, 749). Любому, кто пытался творить, знакомо это чувство переполненности, которое стремится выплеснуться и освободить нас от бремени. В большинстве своем, конечно, рожает голова-женщина, и в случае неудачных родов возможны самые непредсказуемые осложнения. В этом и риск творчества.

"Что же поддерживало меня? Всегда лишь беременность. И всякий раз с появлением на свет творения жизнь моя повисала на волоске" (Там же, 6, 721).

Не случайно в большинстве своем мужчины умирают от мужского в себе, от "недостаточности" сердца. У Ницше же мужское было слишком сильным, автономным и, можно даже сказать, самодостаточным. Он продержался на мужском "топливе" еще целых 11 лет. Но голова-женщина в некотором чудовищном пароксизме беременности (быть может, ложной беременности) устроила беспощадный "затор". Не в последнюю очередь это произошло из-за спешки Ницше, -- будь он по ленивее, как любой переполненный сосуд, он смог бы вывести свою объемистую "Переоценку всех ценностей".

"Наши замедленные такты. Так ощущают все художники и люди "творений", человек материнского типа: им всегда кажется, на каждом отрезке их жизни -- который всякий раз отрезывается новым творением, -- что теперь они у самой цели; смерть всегда принималась бы ими терпеливо и с чувством: "мы созрели для этого". Это не есть выражение усталости, -- скорее, осенней солнечности и кротости, которые всякий раз оставляет за собою в творце само творение, зрелость его творения. Тогда замедляется темп жизни и становится густым и медоточивым -- вплоть до длинных фермат, вплоть до веры в длинную фермату..." (Веселая наука, 376, 701-702).

У Ницше, видимо, заплелся язык, он ипугался своего большого "живота". Он вдруг не поверил, что зачатое существо способно выйти, не разодрав его. Он перестал его питать и молча отошел от него. Но ведь тот его настиг.

"Странно! Стоит лишь мне умолчать о какой-то мысли и держаться от нее подальше, как эта самая мысль непременно является мне воплощенной в облике человека, и мне приходится теперь любезничать с этим "ангелом Божьим"! (Злая мудрость, 17, с. 723).

--
Best regards,
Melikyan

To unsubscribe from this group, send an email to: gender_front-unsubscribe@egroups.com

  а также:

Ролан Жаккар.
Слон и муравей.


Люк Бриссон.
Платон: первая на земле разлука.


Мишель Делон.
Инцест: мерзости и соблазны


Патрис Боллон.
Дон Жуан: истинная горесть любви.


Жан Бори.
Конец века: бедствия любви.


Дмитрий Король,
Владислав Софронов-Антомони.
Китайская энциклопедия маленькой женщины.


Жан Бодрийар.
Фрагменты из книги
О СОБЛАЗНЕ.


В. Софронов-Антомони.
Бедро Пифагора.


В. Софронов-Антомони.
Модус "ОТЕЦ" и модус "ВНЕШНЕЕ".


Интервью с Михаилом Рыклиным.

Сергей Кузнецов. Алиса в стране виртуальных чудес: еще одна степень свободы (Сексуальность неживых и живых женщин в сети интернет).

Алексей Пензин. Любовь и гипс. Биографическое reality show.

Татьяна Тягунова. Любовь и жестокое покровительство. Антидневник.


Славой Жижек.
Обойдемся без секса, ведь мы же пост-люди!


Анатолий Паньковский. Против Саломе. (О девицах легкого интеллектуального поведения )



вверх

 
   
GЕНДЕРНЫЙ FРОНТ   начало   инфра_философия

четвертая критика

дистанционный смотритель

аллегории чтения

point of no return

Дунаев. Коллекционер текстов