GЕНДЕРНЫЙ FРОНТ   начало
  инфра_философия

четвертая критика

дистанционный смотритель

аллегории чтения

point of no return

Дунаев. Коллекционер текстов

 
 

 
 
Сергей Кузнецов
АЛИСА В СТРАНЕ ВИРТУАЛЬНЫХ ЧУДЕС: ЕЩЕ ОДНА СТЕПЕНЬ СВОБОДЫ
(Сексуальность неживых и живых женщин в сети интернет)



   
[GF-ФОРУМ]
   
  Проблема женщин и Интернета, включая примыкающие к ней проблемы женщин в Интернете, сетевой порнографии и сексуального харрасмента в Сети достаточно велика. В небольшой статье мы не ставили своей целью даже полностью описать все возникающие здесь вопросы -- и тем более дать подробный обзор уже выполненных в этой области работ. Мы бы хотели только обрисовать основные позиции и наметить наиболее интересные точки приложения теоретических усилий, по возможности сделав это не для старожилов Сети, а для тех, кто совсем недавно пришел туда или придет позже. Некоторым образом, Интернет -- та же Страна Чудес и одной из наших задач было предупредить будущих Алис о том, что за гусеницы и королевы ждут их там.


1. Неживые женщины (образы): порно и вокруг

Люди, никогда не подключавшиеся к Сети (или ограничивающее свое общение с ней получением и отправкой электронных писем) часто пребывают в поддерживаемым прессой убеждении, что "столько-то процентов Интернета занято порнографией". У любого человека, профессионально имеющего дело с Интернетом, это утверждение вызывает сомнение -- прежде всего, потому что непонятно, как считают проценты: от количества "страниц"? "сайтов"? гигабайтов? доменных имен? хитов? хостов? [1] Ни разу мне не удалось найти определенного ответа на этот вопрос.

Тем не менее, факт остается фактом: порнография в Сети есть. В поисковых машинах первое место по числу запросов занимает слово sex -- хотя мы понимаем, что "секс" не всегда эквивалентен "порно". Но и само по себе порно в течение многих лет являлось самым прибыльным бизнесом в сети и именно оно стимулировало развитие технологий: более скоростные каналы были нужны, чтобы качать сначала картинки, а потом -- видео, системы защиты -- чтобы оплачивать доступ кредитками, более совершенные браузеры [2] -- чтобы лучше закидывать пользователя рекламой. Это потом появились книжные магазины и серьезные аукционы: даже до появления WWW конференции [3] типа alt.sex были самыми популярными. Скажем за это "спасибо" порнографии и, до того, как перейти к теоретической части, позволим себе кратко обрисовать в какой форме порнография в Сети присутствует.


Как существует порно в Интернете

По виду представления порно можно разделить на несколько вполне традиционных видов -- в которых, однако, есть свои особенности.

Первый тип -- это порнотексты, обычно прозаические. Изначально и в русской, и в англоязычной части Сети это были перепечатки дешевых порнографических книжек. В России этот процесс был облегчен тем, что несколько десятков порнотекстов еще в советское время существовало на больших компьютерах на правах своеобразного Самиздата. В перестройку они были перекодированы на персоналки и выпущены в виде продававшихся в переходе книжек [4]. Положить их в Сеть было проще простого -- и поэтому они появились в Рунете [5] раньше всех других видов порно и одновременно с братьями Стругацкими или "Мастером и Маргаритой".

Со временем, однако, коллекция стала пополнятся, стали возникать специализированные сайты и в настоящий момент в Рунете можно насчитать около десятка крупных он-лайн библиотек порнографических и эротических текстов. Важнейшей особенностью подобных сайтов является то, что на ряде из них присутствуют возможности интерактивного общения: читатели могут прислать свой собственный текст и обсудить уже напечатанные. Это довольно важная особенность Сети (в "реальном мире [6]" потребители и производители порнографии обычно жестко разделены), которую мы обсудим ниже.

Второй тип -- традиционная порнография в виде фото и видео. В большинстве своем это эта продукция ничем не отличается от той, которую можно приобрести в сексшопах или подпольно. Интерес представляют "вебкамеры" показывающие стрип-шоу в режиме реального времени -- и иногда с возможностью "обратной связи", когда клиент может говорить танцовщице что делать. Это -- нечто среднее между сексом по телефону и персональным порноканалом в телевизоре. Это наиболее коммерциализированная часть порноинтернета -- и потому наименее интересная.

Третьим типом являются порнорисунки. Довольно редко встречающиеся в "реальном мире", они широко представлены в Сети. Особо надо выделить японские аниме хентаи, приближенные по технике к комиксу, но часто отличающиеся довольно жестким содержанием. Во всем мире японские комиксы аниме являются предметом культа и оказывают довольно значительное влияние на современное кино и молодежную культуру. Продолжая тему интерактивности, надо отметить, что в Интернете есть самоучители по рисованию аниме -- хотя в любом случае, подобное занятие требует достаточного мастерства.

По содержанию порно в Сети может быть разделено на обычное и так называемое "экстремальное". Обычное порно как правило изображает традиционные половые сношения, тогда как экстремальное концентрируется на "запретном": педофилии, сексе с животными, садо-мазохизме и тому подобном.

Большие порносайты обычно содержат подробную рубрикацию, соответствующую разделам большого порношопа: Asian Girls, Big Tits, Oral/Anal Sex, Gold Shower и так далее. В тематических конференциях, посвященных писанию (и обсуждению) порнографических рассказов введены даже специальные тематические обозначения, напоминающие структуралисткие схемы [7].

Экстремальные порносайты (регулярно закрываемые или переносимые по настоянию властей) обычно концентрируются вокруг определенной тематики. Парируя возможные обвинения в растлении несовершеннолетних или издевательстве над животными, их владельцы обычно сообщают, что только сканируют уже существующие в "реальном мире" материалы -- хотя, разумеется, это сложно проверить. Несмотря на то, что именно подобного рода сайты и составляют главный пример "порнографии в Интернете" попасть на них "случайно" фактически невозможно, поскольку владельцы обычно не рассылают рекламы и даже поиск через поисковые машины приводит обычно на платные сайты -- и если с некоторыми усилиями и удается увидеть фото женщины с пони или собакой, то обнаружить детское фото или видео мне не удалось.

Наиболее распространенной формой экстремальной порнографии являются упомянутые выше аниме хентаи, героинями которых обычно являются большеглазые японские школьницы, часто терпящие насилие -- не только от мужчин или женщин, но также от животных и монстров. Впрочем, и в коллекции хентаи больше половины обычно занято просто эротическими рисунками [8].

Некоторым образом все сказанное выше позволяет сказать, что не так важно, сколько процентов Сети занято порнографией: незаинтересованный пользователь имеет достаточно большую вероятность работать в Интернете часами, не увидев ни одного порнографического образа. Максимум, что ему (ей) грозит -- эротические фото на баннерной рекламе [9] или спам [10] с заголовком типа "XXX Nude Girls!!!!!". Иными словами, порноинтернет существует как важная, но фактически отдельная часть Интернета -- и утверждения "Интернет набит порнографией" верны не более, чем клише советской пропаганды, в схожих терминах описывающее западные мегаполисы ("секс-шопы и проститутки на каждом углу") -- все зависит от "района".

  а также:

Ролан Жаккар.
Слон и муравей.


Люк Бриссон.
Платон: первая на земле разлука.


Мишель Делон.
Инцест: мерзости и соблазны


Патрис Боллон.
Дон Жуан: истинная горесть любви.


Жан Бори.
Конец века: бедствия любви.


Дмитрий Король,
Владислав Софронов-Антомони.
Китайская энциклопедия маленькой женщины.


Жан Бодрийар.
Фрагменты из книги
О СОБЛАЗНЕ.


В. Софронов-Антомони.
Бедро Пифагора.


В. Софронов-Антомони.
Модус "ОТЕЦ" и модус "ВНЕШНЕЕ".


Интервью с Михаилом Рыклиным.

Арсен Меликян.
Весенние письма больного друга.


Алексей Пензин. Любовь и гипс. Биографическое reality show.

Татьяна Тягунова. Любовь и жестокое покровительство. Антидневник.


Славой Жижек.
Обойдемся без секса, ведь мы же пост-люди!


Анатолий Паньковский. Против Саломе. (О девицах легкого интеллектуального поведения )
 
   
  Круговращение симулякров

Как уже было сказано, большинство порноресурсов в сети являются платными. Бесплатные ресурсы существуют за счет того, что показывают рекламные баннеры платных [11]. В целях увеличения прибыли, они часто показывают по несколько баннеров за раз, даже открывая для этого дополнительные окна. Нажав на подобный баннер, ты вовсе не обязательно попадешь сразу на страницу, заполненную порнографией: скорей всего, пользователю придется еще несколько раз двигаться по ссылкам -- и каждый раз будет открываться еще несколько рекламных окон. К концу путешествия он приходит к просьбе ввести номер кредитки (хотя до этого ему обещали все for free... может, где-то он просто нажал не ту ссылку?) или к сообщению, что сервер перегружен и страницу нет возможности загрузить. Потому для большинства пользователей порно в Сети -- это прежде всего сменяющие друг друга баннеры с (полу) обнаженными девушками и надписями Nude Girls!!! For Free!! Click Me!! и так далее.

Эта особенность порностурктуры Сети еще несколько лет была концептуализирована в известном арт-проекте Мирзы Бабаева [12], как раз и давшем название этому разделу нашей статьи. В этом проекте, представлявшем собой двадцать пять баннеров стандартного размера, закольцованно ссылающихся друг на друга. Проект открывается коротким текстом:

Бодрияр учил, что в postmodern condition реальность исчезает. Знаки, которые обслуживали реальность, теперь узурпируют ее. Значением знака становится не вещь, а другой знак. Когда реальность сводится к круговерти кивающих друг на друга знаков, она становится гиперреальностью. Гиперреальность -- это соблазн плюс отсутствие всякой ответственности. Т.е. порнография. Киберпространство -- апофеоз гиперреальности. В этом смысле оно насквозь порнографично. Порнография -- не обязательно описание полового акта. Порнография -- это не картинки и не тексты. Порнография -- это тотальная доступность on demand. Бессмысленно бороться с порнографией как фактом, молчаливо принимая ее как принцип. Бессмысленно искать порнографию в Интернете, поскольку Интернет порнографичен сам по себе.

Со своей стороны отметим, что процесс бесконечного нажатия на баннеры в поисках "потаенного сокровища" может не только служить яркой иллюстрацией процесса отсрочивания означаемого (и, в конечном итоге, его возможного исчезновения), но и хорошим виртуальным аналогом телесной практики традиционного полового акта, при котором мужчина совершает повторяющиеся монотонные движения в ожидании кульминации-разрядки. В данном случае он жмет на клавишу мыши, от баннера к баннеру словно пытаясь настичь свой оргазм. Который -- в случае проекта Бабаева -- так и не наступает.

Между тем, приведенный выше текст характерен еще и тем, что им Бабаев утверждает, что порнографичность является важнейшей составляющей Интернета, если не ее сутью. И это утверждение, пусть высказанное не в столь явном виде, не раз всплывает в дискуссии о порнографии в Сети.


Pro и contra.

"Круговращение симулякров" впервые было опубликовано в первом русском сетевом журнале Zhurnal.ru. В одном номере с ним был представлен блок материалов, обсуждающих проблему порнографии в Сети. Несмотря на то, что с тех пор прошло несколько лет, позиции средних представителей российской интернет-элиты не слишком изменились. Вкратце они сводятся к тому, что лучшим методом борьбы с порнографией является создание специального рейтинга сайтов и насадок на браузеры, позволяющих ограничить доступ к ресурсам определенной степени порнографичности. Благодаря подобных техническим приспособлениям родители могут оберегать от порнографии детей, а начальники -- подчиненных. За прошедшие годы в этом направлении уже много сделано, однако было бы заблуждением считать, что проблема разрешима чисто техническими средствами.

Дело в том, что с теоретической точки зрения большинство высказываемых на эту тему мнений имеют одну общую основу: порнография, конечно, может принести вред детям и несовершеннолетним, но полностью безопасна для взрослых здоровых мужчин -- к каковым авторы относят себя и своего потенциального читателя. Рассматривая это утверждение по частям, нетрудно заметить, что в первой его половине создается образ невинного юного существа, на которого знакомство с порнографией (неважно в какой форме -- сетевой, литературной или, скажем, фотографической) может оказать растлевающее влияние.

Как известно, представление о том, что некую часть населения надо защищать от "порнографической информации" возникло в викторианскую эпоху (любопытно отметить, что годы сексуального бума в Интернете приходятся как раз на период неоконсерватизма Тэтчер и Рэйгана). В викторианские годы считалось, что знакомство с непристойными образами может способствовать растлению мужчин пубертантного и женщин любого возраста.

В Рунете, однако, о женщинах при обсуждении соответствующих вопросов обычно просто не вспоминают. Этот "заговор молчания" вряд ли всамделишний "заговор" -- скорее всего, пишущие и говорящие о порнографии просто считают, что искусство это мужское и женщинам до него дела нет. Кроме того, в традиционалистком русском социуме сохраняется ряд тем, по которым женщинам не подобает высказываться публично -- и порнография одна из них.

Мы, однако, знаем, что женщинам есть дело до порнографии -- и вечный спор феминисток за и против порно [13] благополучно перенесся на новую почву.

Доводы феминисток, выступающих против порнографии не слишком изменились со времен классических работ Глории Стейнем, Робин Морган, Андреа Дворкин и Сьюзен Гриффин [14]. Порнография -- теория, изнасилование -- практика. Порномодели и порноактрисы -- жертвы мужского шовинизма и сексплуатации. Азиатские модели, столь популярные в сети, еще и жертвы европейского постколониализма.

Согласно этой концепции, в любой порнографии -- сетевой и обыкновенной -- женщина выглядит не живым человеком, а только сексуальным объектом. Она сама желает быть изнасилованной и только провоцирует мужчину. Сексуальный акт в порнографии -- всегда акт насилия (вспомним: огромный мужской член словно разрывает вагину надвое). Огромный пенис, вонзающийся в женское лоно, и нож, проникающий в женскую плоть -- аверс и реверс порнографии. Аниме хентаи и animal sex porno предоставили сторонницам этого подхода множество новых и выразительных примеров: потому что в Интернете действительно проще чем в реальном мире найти порнографические материалы, изображающие насилие над женщиной.

И потому активистки борьбы с порнографией вслед за Дворкин утверждают: в сексуальных надругательствах и убийствах виноваты не только исполнители -- виноваты порнографы, научившие их этому. И потому каждая купля-продажа порнографии -- это садистnкий акт унижения женщины. Потому от просмотра порнографии надо защищать не женщин и детей, а взрослых мужчин.

Иными словами, необходима цензура. Именно на волне борьбы с порнографией президент Клинтон пытался ввести "Акт о Непристойности Коммуникационных сетей" (CDA), возлагающий на операторов телефонной связи и провайдеров ответственность за перекачиваемые по сети материалы. Фактически этот закон означал жесткие цензурные ограничения (и опасность подобного закона в России по-прежнему сохраняется). В знак протеста миллионы страниц по всему миру были покрашены в черный цвет и украшены синей лентой, символизирующей участие их создателей в движении Blue Ribbon, ратующего за свободу слова в Интернете. Разумеется, большинству из них не было дела до порнографии: все они считали, что за порнографией придет черед политической и идеологической цензуры. В результате, Конгресс не ратифицировал CDA и сетевая свобода устояла.

Нет ничего удивительного, что организации, выступающие в защиту порнографии, обычно носят названия типа "Феминистки за свободу выражения" (Feminists For Free Expression) или "Американский Союз за Гражданские Права" (American Civil Liberties Union). Последний как раз возглавляет Надин Строссен, автор одной из самых известных книг в защиту порнографии [15]. Позиция ее сторонников опирается на тезис о том, что свобода слова является лучшей гарантией женских прав и свобод -- в качестве обратного примера обычно приводят страны, в которых порнография запрещена, а свобода слова ограничена (Иран, Китай и так далее). В них, как справедливо отмечают сторонницы этого подхода, права женщин попираются куда сильнее, чем в США и Европе.

Противницы запрета порнографии утверждают также, что нет научных данных утверждающих, что просмотр порно повышает агрессивность мужчин. Что же касается Интернета, то описанные Дворкин насильники обычно развлекались на пикнике рассматриванием порножурналов и, возбудившись, хватали проходившую мимо девушку. Компьютер -- вещь достаточно громоздкая и на пикник его с собой брать не будешь.

Говоря об Интернете противницы запрета порнографии также упирают на сложность обнаружения порнографических изображений и определенную опасность скачивания их из сети. [16] Человек, который не хочет видеть порнографию, ее не увидит.

Это практические доводы. Но не меньше доводов чисто теоретических и апеллирующих к актуальным для феминисткого дискурса темам и мотивам. Так, утверждается, что цензура сексуально-эксплицитных изображений это мужское изобретение [17], а женская сексуальность, дионисийская по своей природе, как раз должна быть всячески распахнута в сторону океанического секса [18]. Женская сексуальность правит миром, поскольку женщины теснее связаны с хтоническими силами и потому женщинам следует всячески приветствовать порнографию, которая может не только доставить им удовольствие, но и помочь построить свои сексуальные отношения с мужчинами выгодным для себя образом [19]. Надо отметить, что рост интереса женщин к порнографии может служить косвенным подтверждением этого тезиса.

Заметим, однако, что по крайней мере в Рунете почти нет порнографии сделанной женщинами и для женщин -- да и в англоязычной части Сети подобного рода сайты трудно обнаружить. Означает ли это, что порно не делится на мужское/женское или что женщины предпочитают не анонсировать свою половую/гендерную принадлежность, выступая в качестве творцов порно? Или открытость женщин порнографии преувеличена "пропорнографическими" феминистками? Эти вопросы еще ждут своего ответа.

Как можно видеть, доводы сторонников и противников порнографии не слишком изменились с переносом поля боя в виртуальный мир. Тем не менее, отметим некоторые особенности Интернет-порнографии, главной из которых является безопасность пользователя, что особо важно, если этот пользователь -- женщина. Женщины боялись ходить в порнокинотеатры, немногие из них находят в себе смелость купить порнокассету в магазине. Но уже по платным телеканалам женщины заказывают порнографию чаще мужчин [20]. Вероятно, женщине, решившей исследовать свою сексуальность или получить удовольствие от порнографии проще обратиться к Интернету. То же самое относится, например, к представителям нетрадиционных сексуальных ориентацией, латентным гомосексуалистам и бисексуалам. Не каждый мужчина принесет в дом порножурнал для геев и не каждая женщина -- журнал для лесбиянок. Сеть позволяет увидеть все это незаметно для домашних.

Говоря о полемике вокруг порнографии, особо интересно обратиться к свидетельствам посетителей (в том числе "случайных" посетителей) экстремальных порносайтов. В достаточно редких гостевых книгах [21] можно найти все доводы "за" и "против", построенные обычно по принципу "позволяет сублимировать"/"провоцирует." Наиболее, однако, интересна эмоциональная насыщенность сообщений, оставленных противниками порнографии. Так, при обсуждении некоторых садистических фантазий и рассказов, возмущенные читатели грозятся поймать и кастрировать автора, временами подробно расписывая, что с такими надо делать. Характерно, что их тексты временами становятся не менее агрессивными и садистическими, чем "рецензируемые произведения [22]" -- словно свидетельствуя, что за протестами против экстремальной порнографии часто стоит та же агрессивность, только скрываемая от самого себя. Можно, видимо, сказать, что порнографический и антипорнографический дискурс суть одно и то же: в качестве примера можно привести не только "любительские" отзывы, но и статьи из таблоидов, смакующие случаи изнасилований и растления несовершеннолетних.

Вернемся, однако, к жестоким фантазиям об изнасилованиях и убийствах, которые можно найти в Сети. Эта точка примечательна, поскольку в ней встречаются разные виртуальные реальности: виртуальная реальность Интренета сливается с виртуальной реальностью влажных снов, эротических фантазий и сексуальных галлюцинаций.

Характерно, что в культуре киберпанка все эти виртуальности объединены воедино. В связи с обсуждаемой темой нельзя не вспомнить эпизод из задавшего каноны киберпанка романа Уильяма Гибсона "Невромант", в котором компьютерный иллюзионист Ривьера создает перед зрителями образ главной героини романа, Молли, потом заставляя ее с помощью вделанных в пальцы лезвий, уничтожить его... точнее, тоже его образ. Можно считать это притчей о виртуальном насилии, которое всегда направлено на самого насильника -- потому что кроме него в виртуальном мире никого и нет.

Жесткие наркотики, извращенное воображение и компьютерные симуляции сливаются в романе Гибсона воедино. Виртуальный мир -- действительно магический мир, и потому не оставляет мысль, что реальной причиной требований запретить порнографию является вера в магическую силу текста. Вера в то, что от того, что неизвестный, живущий в Канаде, описывает как он убивает маленьких девочек, маньяк, живущий в Австралии, берет бритву и действительно идет убивать. Говорят, что дурные мысли передаются по воздуху -- и Интернет с его связью через океаны часто служит всего лишь реализацией этой метафоры.

Метафоры -- недостаточный повод для запретов. Но постмодернисткий дискурс привык с вниманием относится к метафорам.

   


 
   
  .2. Живые женщины (люди): киберсекс и вокруг.

Выше речь шла об образе женщин в Сети. Настало время поговорить о реальных женщинах, приходящих в Сеть: о тех опасностях и приобретениях, которые их там ждут. Эта тема куда сложнее и больше, нежели затронутая выше частная проблема порнографии -- и потому мы будем вынуждены ограничится достаточно кратким обзором основных вопросов, которые ставит перед нами эта новая реальность.


Виртуальный харрасмент

Главной опасностью, подстерегающей женщину в Сети, американские феминистки считают сексуальный харрасмент [23]. При общении в ньюс-группе или на подписном листе, по ICQ или в чате [24] женщина может оказаться жертвой грубого слова, сексульных домогательств (виртуальных) или просто пренебрежения. Даже учительницы, ведущие занятия он-лайн [25], сталкиваются с откровенным хамством скрывающихся под псевдонимом учеников [26]. Иногда особо агрессивный "поклонник" может преследовать жертву по различным ньюс-группам, чатам и тому подобным местам [27]. Причина этого не только в традиционном сексизме многих пользователей Интернета, но и в том, что в Сети многие барьеры оказываются более легко преодолимыми -- к примеру, человек, никогда не решившийся бы материться в присутствии женщины, спокойно делает это на подписном листе, который читают и женщины, и мужчины [28].

Причина подобной "раскованности" заключается в том, что благодаря даваемой им невидимости (а иногда и анонимности) Интернет дает также чувство безопасности -- но дает его не только одному пользователю, но всем. Легкость любых выражений служит компенсацией невозможности телесного контакта. И если можно считать сетевой сексуальный харрасмент проявлением сексуальной агрессии, скрытой благодаря Интернету, то благодаря той же телесной разделенности женщина может чувствовать себя более защищенной. В сети каждый может обидеть каждого -- но никто не может никого ударить, ущипнуть или изнасиловать. В этом отличие сети от городского транспорта или мест досуга: когда одинокая женщина входит в бар или спускаешься в метро, она понимает, что если не повезет, можно нарваться на хамство -- сексуально-окрашенное в том числе. Точно так же можно нарваться на него в Сети -- но чтобы выйти из чата или навсегда исключить хама из числа твоих ICQ-собеседников требуется одно движение мышки. Из бара так просто не уйдешь.

Некоторым образом, сетевое общение предоставляет феминисткам различных направлений прекрасное поле для пропаганды своих идей: излагать свои соображения по поводу сексуального харассмента и омерзительности домогательств вообще куда проще, когда тебя перебивают словами, а не норовят ущипнуть. Кроме того, в он-лайн общении куда проще приструнить хулигана. И если смотреть на отношения между полами как на войну, то в Интернете мужчина лишен одного из своих оружий: физической силы [29].

Все вышеизложенное, однако, исходит из неявной посылки, что при он-лайн общении собеседники знают пол друг друга. Но на самом деле это не так: пользователи Сети имеют возможность сами определять свой пол или вообще оставить его неопределенным, выбрав нейтральный ник [30]. И потому одним из самых первых вопросов оказывается вопрос о поле собеседника. По большому счету, это тоже можно считать харрасментом -- сетевой человек имеет право не объявлять о себе мужчина он или женщина. Подразумевается, что он-лайн общение выше этого и потому в некоторых местах подобные вопросы считают неэтичными.

Вопрос о выборе пола вплотную подводит нас к одному из самых интересных вопросов, связанных с функционированием сетевой сексуальности: способом, которым пользователь (женщина в частности) проводит собственную сексуальную авторепрезентацию.


   


 
   
  Авторепрезентация женщины в Сети.

Для большинства женщин их сексуальной авторепрезентация в Сети не представляет особой проблемы: они остаются такими же как в реальной жизни. Даже если они заводят себе "домашнюю страницу [31]", то честно выкладывают туда свои реальные фотографии, ничего не выдумывают и не обсуждают свою сексуальную жизнь -- а в большинстве случаев обходятся без "домашней страницы", посещений чатов и виртуальных романов. С каждым годом таких женщин будет все больше -- точно так же, как малый процент людей, пользующихся телефоном, используют его для секса по телефону.

Тем не менее существуют женщины, всерьез озабоченные проблемой репрезентации своей сексуальности. Вовсе не обязательно они оказываются фанатками виртуального секса и киберроманов -- иногда дело ограничивается домашними страницами специфического содержания.

Характерной для женщин подобного рода можно считать страницу девушки, называющей себя эксгибиционисткой-Николь [32]. Она украшена фотографиями, изображающими Николь, позирующую в рискованных позах на Невском проспекте и других людных местах, содержит несколько рассказов о сексуальных опытах героини и что-то вроде декларации:

"Привет! Меня зовут Николь, я решила создать свой укромный уголок в Сети, посвященный тому, что я люблю и о чем хочу рассказать вам. Люблю я очень многое, но в первую очередь секс. Да, да, я думаю, что многие тоже так думают, но боятся об этом сказать. А я не боюсь." Как и во многих подобных случаях, нельзя до конца быть уверенным, что Николь не является виртуальным персонажем (скажем, на фотографии изображена одна девушка, текст написан мужчиной, а все в целом представляет что-то вроде порносайта). Даже просьба о работе (диапазон специальностей варьируется от секс-услуг до интернет-дизайна) не до конца убеждает в подлинности: может быть, это просто работа сутенеров. Или -- мужа девушки, живущего за счет ее доходов. Именно подобное мерцание и придает очарование этой -- и подобных ей -- странице. Читая порнорассказ или смотря порнофильм, любой знает, что "всего этого не было на самом деле". В данном случае такой уверенности нет -- и это заставляет задуматься о грани между жизнью и порнографией и мужчин, и женщин. Вне сомнения, подобные сайты еще ждут своего тщательного теоретического разбора.

Конечно, подобная страница -- удел маргиналов. Большинство девушек, занятых в сфере секс-услуг обходится без он-лайн представительства [33], точно также, как большинство девушек, экспериментирующих со своей сексуальностью в Сети не нуждаются в домашней странице. Для подобных экспериментов вполне хватает чатов или ICQ, обычно используемых для виртуального секса и сетевых романов [34].

Возможности, открываемые виртуальным сексом, делают его привлекательным не только для пользователей Интернета, но и для феминистких теоретиков. Дело не только в возможности в зависимости от ситуации выбирать себе внешний вид и возраст ("как ты хочешь, чтобы я выглядела сегодня?"), или даже пол, но и в таких необычных возможностях, как виртуальный секс с несколькими партнерами одновременно -- при том, что ни один из них может не знать о существовании другого/других. Подобная изменчивость ставит виртуальный секс в один ряд с трансвестизмом и другими постмодернисткими практиками изменения тела. Если мужеподобная лесбиянка (dyke) с помощью искусственного члена вступит в анальный контакт с мужчиной-геем, то будет ли это половой акт между женщиной и мужчиной? И кто будет мужчиной, а кто женщиной? Подобного рода вопрос, заданный в контексте сетевой сексуальной жизни ("Если мальчик, назвавшийся девочкой, трахается по сети с девочкой, назвавшейся мальчиком, то кто из них мальчик, а кто -- девочка?") выглядит куда менее искусственным.

Женщина, заводящая романы он-лайн и меняющая при необходимости пол, возраст и партнеров все дальше и дальше отходит от гендерных стереотипов, с которыми не так просто порвать в реальном мире. При подобном подходе новые технологии оказываются союзниками феминисток в их борьбе за деконструкцию традиционных гендерных отношений -- что привело к появлению в девяностые годы нового направления в феминизме: киберфеминизма [35].

Во многом киберфеминистки основываются в своих построениях на классической работе Донны Харауэй 1984 года "Манифест для киборга" [36], в которой конструируется образ киборга как "кибернетического организма, гибрида машины и органзима, создания социальной реальности -- и воображения". Киборг не мужчина и не женщина, потому что он не рожден ни мужчиной, ни женщиной. Он репрезентирует живую социальную и телесную реальность, в которой люди не боятся своего родства с животными и машинами, не боятся своих постоянно дробных идентичностей и наличия противоположных точек зрения.

Несмотря на то, что, Харауэй, насколько известно, никогда не высказывалась непосредственно на темы Интернета, ее идеи оказались прекрасно применимы к новой реальности виртуального секса и (псевдо)телесной изменчивости. "Виртуальное тело" только репрезентирует живое тело женщины (или мужчины) -- реально оно конструируется от начала до конца. Мужчина может быть женщиной, женщина -- мужчиной, гетеросексуал -- геем, верная жена может принимать участие в оргиях, толстушка обладать фигурой супермодели, а страдающая анорексией -- рубенсовской плотью. Эти виртуальные тела могут вступать в контакт и даже могут меняться по ходу подобных контактов. Что происходит при этом с реальным телом? Совпадает ли виртуальный оргазм с реальным? И можно ли считать, реальный оргазм результатом мастурбации -- даже если реального тела касались только его собственные руки? Невозможность дать однозначный ответ на эти вопросы заставляет обратиться к работам Джудит Батлер [37], обосновывающий перфомантивную природу пола/гендера. Действия в киберпространстве оказываются одними из слабых попыток противопоставить традиционным перфомантивным высказываниям, порождающим деление на мужской и женский пол, новые высказывания, которые, возможно, после многократного повторения смогут коренным образом изменить гендерную ситуацию.

Киберпространство -- место где ты можешь сделать с собой все что угодно. Это позволяет описывать его как "гендерную утопию" [38], но, что важнее, это дает возможность каждой женщине и каждому мужчине решившимся на подобный опыт лучше понять свою сексуальность.

Некоторым образом это и есть компенсация, которую Сеть дает женщине за постоянную угрозу харрасмента: если только в Сети ученик может сказать учительнице "Давай встретимся в офф-лайне, я тебе покажу, какой у меня большой и крепкий", то только в виртуальном мире женщина может без труда взять на себя традиционную мужскую роль.

Отдельного изучения требует вопрос о связи виртуальной и реальной сексуальной жизни. Далеко не всегда они разделены непроницаемой перегородкой: часто опыт, полученный виртуально переносится потом в реальную жизнь. Одна из опрошенных женщин сказала, что заводит виртуальные романы, чтобы "накликать" реальные. Не исключая определенной рационализации с ее стороны, надо отметить, что в этих словах сквозит уже знакомая нам вера в магическое влияние происходящего в виртуальном мире -- на мир реальный. И эта магическая связь -- действительная или мнимая -- еще ждет своего исследования.


   


 
   
  3. Еще одна степень свободы

Невидимость и анонимность предоставляемые Интернетом являются всего-навсего еще одной формой свободы. Которая, как всегда, может быть использована для расширения рамок своего поведения любым из пользователей. Мужчины могут безнаказанно оскорблять женщин, а женщины -- безнаказанно отвечать им и изучать свою сексуальность, не опасаясь общественного осуждения.

Сеть -- не безопасное место. Но в определенном смысле только небезопасные места и представляют интерес. Вероятно, попытки "приручить" Сеть могут привести только к превращению ее в неполную копию "реального мира".

Многие проблемы возникающие вокруг киберсексуальности только часть общей проблемы индивидуального и коллективного контроля в Сети. Так, любой человек, пытавшийся завести свою гостевую книгу или регулярно писать в чужую сталкивается с огромным количеством мусора, попытками увести беседу в сторону и так далее -- не обязательно, кстати, в сторону порно/эротики: в качестве столь же "замусоривающих" тем в большинстве гостевых книг попадают политика, национальные проблемы и наркотики (включая алкоголь). Иными словами то, что волнует пользователей и в их реальной жизни. Умение прекратить спам и флейм [39] сродни умению прекратить сексуальный харрасмент.

Название статьи, помимо очевидно, обладает и еще одним смыслом: чудеса дивного нового мира высоких технологий во многом оказываются ненастоящими, виртуальными. Из старого, "реального" мира мужчины и женщины тащат туда свои старые стереотипы. Но принося их с собой, каждый и каждая получает -- пусть малый -- шанс разрушить их и, тем самым, путь хоть немного, но приблизится к решению своих проблем. Сделает ли это он(а) зависит только от него/нее -- и ни общественное, ни государственное регулирование не сможет в этом помочь. Между тем, только в тех изменениях, которые могут быть обретены на виртуальных путях, и лежит главный личностный и культурный смысл феномена киберсексуальности.


   


 
   
 
----------------------------------------------

ПРИМЕЧАНИЯ.

1. Позволю себе кратко объяснить эти малопонятные слова. Страница, сайт и домен -- места хранения (и просмотра) информации в сети: домен может состоять из одного и более сайтов, сайт -- из одной и более страниц. Страница, в свою очередь, может включать в себя один и более файлов (картинок, текстов и так далее). Наиболее понятной моделью будет библиотека -- со шкафами и полками разного размера и степени наполненности. Хиты и хосты грубо соответствуют количеству заходов на страницу и количеству людей, ее увидевших (количество хитов всегда больше, поскольку часто один человек заходит на страницу несколько раз).

Если в библиотеке один огромный шкаф с книгами по культуре секса и пять маленьких -- с порнографией, то сколько процентов библиотеки занято порно? А если все читатели берут только порно? Или, наоборот, вообще никогда не берут его?

2. Браузер (browser, иногда используют русское слово "бродилка") -- программа, предназначенная для просмотра файлов в Повсемесно Протянутой Паутине, World Wide Web, WWW, наиболее известной и посещаемой части Интернета, где содержится огромное число документов, связанных между собой гиперссылками.

3. Конференции, они же ньюс-группы -- существовавшая еще до WWW часть Интернета, в которой люди обменивались посланиями (иногда включающими картинки) по заданной в заголовке тематике. Обычно количество участников той или иной конференции ничем не ограничивалось (любой мог зайти и просмотреть последние отправленные сообщения). В этом отличие ньюс-групп от подписных листов, где тематические материалы рассылаются по почте только подписчикам.

4. Среди них однажды мне встретилась "История глаза" Батая, к сожалению, не представленная в Сети до сих пор.

5. Рунет -- русскоязычная часть Интернета, называемая так из-за того, что России соответствуют доменные адреса, кончающиеся на .ru

6. Условный термин принятый в Сети для обозначения несетевого и невиртуального мира. "Мы никогда не встречались с ним в реальном мире."

7. Подробнее см. ст. Вербицкий М. "Бессмертие здесь и сейчас" // End of the World News №6, http://imperium.lenin.ru//EOWN/eown6/sherman/.4sher/
stories/
. Тексты описываются схемами типа "ff+, bdsm, mast, young, breast" или "inc, mc, mom, Fmm, bbb+". Знающий человек заранее готов ужаснутся тексту типа "snuff, rape, tort, humil, pedo, MMMMMf".

8. Одна из лучших бесплатных коллекций аниме хентаи находится по адресу http://hentai.sexis.com/.

9. Баннерная реклама -- самый распространенный способ рекламы в Интернете: небольшая прямоугольная картинка, обычно появляющаяся внизу или вверху экрана, при нажатии на которую пользователь попадает на рекламируемый сайт. Порносайты объединены в собственные баннерные системы, поэтому на обычном сайте нельзя увидеть порнобаннера -- но можно увидеть эротический баннер, обычно рекламирующий сайт вовсе не эротического содержания. Это примерно соответствует полуголым девушкам, рекламирующим по ТВ и на уличных щитах шоколадки и автомобили.

10. Непрошенное рекламное электронное письмо, примерно соответствующее рекламным листовка, которые кладут в обычный почтовый ящик. Точно так же, как большинство людей выбрасывают их не читая, многие пользователи стирают приходящий к ним спам, не заглядывая внутрь.

11. Подобного рода техники приносят не так мало денег как кажется. Хорошо раскрученный порноресурс при умелом управлении может давать своему создателю ежемесечно до тысячи долларов.

12. Бабаев М. Круговращение симулякров. http://www.zhurnal.ru/gallery/mirza/. Проект был удостоен нескольких премий сетевого искусства и стал в своем роде классическим в Рунете. Примечательно, что сам Мирза Бабаев является "виртуальным персонажем" -- то есть в реальной жизни отсутствует человек с подобным именем и фамилией.

13. Подробнее смотри Кузнецов С. Литературная порнография: памяти умирающего жанра // "Новое Литературное Обозрение", №22, 1996.

14. Смотри, например: Lederer, L. (Ed.) Take Back The Night. N.Y., 1980., Dworkin A. Pornography: Men Possessing Women. N. Y., Griffin S. Pornography and Science. L., 1981.

15. Strossen N. Defending Pornography: Free Speech, Sex and the Fight for Women's Rights (Scribner 1994)

16. В качестве примера приводится известная история 1994 года, когда некий хакер разработал вирус kaos4, который заражал компьютеры пользователей, скачивающих порнографию. Несмотря на соблазн привести этот пример в качестве пресловутой "саморегуляции Сети", надо отметить, что с появлением крупных коммерческих сайтов вероятность подобного заражения фактически уменьшилась до нуля.

17. Смотри, например: Sykes J. Sex, Censorship and the Internet. http://www.desk.nl/~hksteen/wankgirlworld/
sexcensor.html


18. Эту точку зрения из серьезных исследовательниц наиболее последовательно проводит Сьюзен Зонтаг в "Порнографическом воображении", а из популярных -- Камила Палья в своих многочисленных статьях и книгах (в том числе посвященных непосредственно сексу в Интернете).

19. Paglia C. Vamps & Tramps. N.Y., 1995.

20. См. данные в ст. Ross A. The Popularity of Pornography // Cultural Studie's Reader. N.Y., 1994.

21. Гостевой книгой (от английского Guest Book) называется специальный раздел, существующий на некоторых сайтах, позволяющий пользователю оставить свое сообщение и прочесть сообщения других. Обычно обсуждается содержание сайта, помещенной на нем статьи или другого текста.

22. Этим же, кстати, грешат отдельные страницы из классической книги Дворкин, в которых описания зверств и насилий, вызванных порнографией, сами по себе оказываются достаточно садисткими.

23. В соответствующие разделы относят также и харрасмент, проистекающий в "реальном мире" по вине мира виртуального: так указывается на то, что если женщина проходит мимо компьютера, на котором ее коллега смотрит скаченное из Сети порно, то это тоже может оскорбить ее.

24. ICQ (она же Аська) -- популярная компьютерная программа, позволяющая двум пользователям Интернет одновременно находящимся в Сети вступать в беседу, посылаю друг другу небольшие "реплики." Чат -- место на сайте, где зашедшие туда пользователи могут общаться похожим образом: реплики одна за другой появляются на экране. Эти два способа, часто сочетаемые друг с другом, являются сегодня самыми распространенными способами общения и знакомства в Сети, придя на смену более ранним IRC и MUD (о виртуальной реальности во времена середины девяностых можно прочесть в содержательной статье: Silverman M. L. Virtual Reality Sex: a case study in gender construction and the ethics of technology. 1995. http://odin.domainnameservers.net/~mitch/vr_sex.html)

25. Он-лайн (от английского on-line, "на линии") -- то есть общаясь со своими учениками посредством Интернета в режиме реального времени. Примерами он-лайн общения являются упомянутые выше чаты и ICQ. В Рунете получил распространение термин офф-лайн, синонимичный выражению "рельный мир" ("до встречи в офф-лайне"). Вместо нестрого термина "обычная порнография" сетянин сказал бы "офф-лайновое порно".

26. Подробнее см. ст. Ferganchick-Neufang J. Virtual Harassment: Women and Online Education // First Monday On-line Magazine. Vol.3 No.2 http://www.firstmonday.dk/issues/issue3_2/fergan/index.html

27. Довольно подробно историю одного такого преследования рассказывает Памела Гильберт в своей ст. Gilbert P. On Space, Sex and Stalkers // "Women and Performance", Issue 17. http://www.echonyc.com/~women/Issue17/art-gilbert.html. Преследование включало в том числе публикацию в одной из ньюс-групп обнаженного фото жертвы.

28. Справедливости ради отметим, что часто достаточно заявить о своем возмущении хамством, чтобы получить причитающиеся извинения. Правила большинства чатов и ньюс-групп не препятствуют крепким выражениям, но запрещают прямые выпада или то, что обижает собеседника. Некоторым образом здесь сетевая общественность достаточно хорошо регулирует себя, позволяя каждому пользователю найти место по вкусу.

29. Я прекрасно понимаю, что этот абзац позволяет упрекнуть меня в сексизме (в нем имплицитно утверждается, что женщины слабее мужчин, а также делается необоснованное заявление, что вербальное хамство лучше телесного, на которое я, как мужчина, не имею никакого права). Тем не менее опыт показывает, что при он-лайновом общении мужчины гораздо более восприимчивы к интеллектуальным и этическим доводам, чем при беседах в общественном транспорте или на работе.

30. Ник -- от английского nickname, прозвище. Сетевое имя, которое берет себе пользователь -- навсегда или только для данной беседы.

31. Домашняя страница от английского Home Page -- страница в Интернете, где пользователь сообщает о себе какую-либо информацию, количество и качество которой может варьироваться от краткого curriculum vitae и черно-белой фотографии до настоящих виртуальных библиотек, коллекций ссылок и так далее. Многие проекты начинались именно как "домашние страницы" -- в их числе знаменитый каталог Yahoo!

32. "Русская эксгибиционистка Николь", http://nicol.web1000.com

33. Точнее, представительства есть у "салонов", предоставляющие их услуги. Ключевое слово "досуг": желающие могут изучить проблему и найти много интересного.

34. Вопреки царящей в "реальном мире" уверенности, что из сетевого романа ничего хорошего выйти не может, значительный процент виртуальных любовников в конце концов встречаются в реальном мире, а часть из них даже вступают в брак. Впрочем, идеальный "виртуальный секс", о котором мы говорим дальше, не предполагает встречи в реальном мире.

35. Разумеется, проблематика киберфеминизма не ограничивается вопросами сексуальности в Интернете. Подробней о киберфеминизме можно прочитать в классических работах Рози Брайдотти (см. например, Cyberfeminism with a difference. "New Formations". No. 29 (Autumn 1996)). На русском языке эта проблематика представлена в некоторых работах Аллы Митрофановой, а также участниц Кибер-Фемин-Клуба (http://www.cfc.spb.ru/)

36. Haraway D. A Cyborg Manifesto // Simians, Cyborgs and Women Free Association Books, London 1990. http://www.stanford.edu/dept/HPS/Haraway/
CyborgManifesto.html


37. См., например, Butler J. Bodies that Matter: On the Discursive Limits of "Sex". New York &London:Routledge, 1993.

38. O'Brien J. Changing the Subject // Women and Performance, Issue 17. (http://www.echonyc.com/~women/Issue17/art-obrien.html). Вообще весь этот номер посвящен теме сексуальности в киберпростарнстве.

39. Флейм -- неконструктивная полемика, проводимая в жестком агрессивном стиле с переходом на личности -- иногда преувеличенными. Иногда принимает форму "искусства для искусства", впрочем, довольно часто утомительного для собеседника. Подробнее об этом явлении можно прочесть, например, в ст. Фридман Ю. Вулис Д. Ph.D. и Пользователь Красная Шапочка // Русский Журнал, 18 августа, 1998 года. (http://www.russ.ru/journal/netcult/98-08-18/fridmn.htm)




------------------------------------------
[Оригинал текста: "Женщина и визуальные знаки", http://www.owl.ru/win/books/visualnie13.htm]
  а также:

Ролан Жаккар.
Слон и муравей.


Люк Бриссон.
Платон: первая на земле разлука.


Мишель Делон.
Инцест: мерзости и соблазны


Патрис Боллон.
Дон Жуан: истинная горесть любви.


Жан Бори.
Конец века: бедствия любви.


Дмитрий Король,
Владислав Софронов-Антомони.
Китайская энциклопедия маленькой женщины.


Жан Бодрийар.
Фрагменты из книги
О СОБЛАЗНЕ.


В. Софронов-Антомони.
Бедро Пифагора.


В. Софронов-Антомони.
Модус "ОТЕЦ" и модус "ВНЕШНЕЕ".


Интервью с Михаилом Рыклиным.

Арсен Меликян.
Весенние письма больного друга.


Алексей Пензин. Любовь и гипс. Биографическое reality show.

Татьяна Тягунова. Любовь и жестокое покровительство. Антидневник.


Славой Жижек.
Обойдемся без секса, ведь мы же пост-люди!


Анатолий Паньковский. Против Саломе. (О девицах легкого интеллектуального поведения )





вверх

 
   
GЕНДЕРНЫЙ FРОНТ   начало   инфра_философия

четвертая критика

дистанционный смотритель

аллегории чтения

point of no return

Дунаев. Коллекционер текстов