POINT OF NO RETURN  
 
начало
  инфра_философия

четвертая критика

дистанционный смотритель

gендерный fронт

аллегории чтения

Дунаев. Коллекционер текстов

 
 
 
 
Кульшат Медеуова.
ПОСТ-ПЕРИПАТЕТИКА
.

     
   
 
Самый распространенный вопрос, который мне задавали в Питере: "А не притесняете ли вы русских в Казахстане?" Хотя мне казалось, что этот вопрос обычно задавали евреи, (но я совсем не специалист по евреям).

Жанр журналистики имеет достаточно ограниченный набор слов, так, если мы слышим слово "возможно", то очевидно продолжением будет "будут осадки", но только не в Питере, где можно услышать: "Возможно нам повезет, так же как и вчера, и у нас не будет дождя".

Летом в Питере был небывалый туристический бум . Мы выходили с занятий и упирались в чисто совковую очередь в кунсткамеру. И невольно задаешься вопросом -- что лучше очереди за колбасой или очереди к фонтанам в Петергофе (что бы постоять и насладиться)? Есть такой своеобразный джентльменский набор провинциала в Питере, в который входят: мосты и музеи, дворцы и казармы, и везде были очереди. Когда "разводили" мосты, невозможно было оторваться от парапета ("она стояла у парапета"), ибо твое место могло быть занято другими страждущими, а вежливое: "Подвиньтесь, пожалуйста!" в 01.40 ночи было слишком даже для культово-вежливого Питера. Самая смешная очередь была в казематах Петропавловской крепости, народ бился за право посидеть при закрытой двери, хоть чуть-чуть, а тут на беду пришла группа иностранцев (хотя я тоже как бы иностранка) и экскурсовод требовала всем разойтись: "Вы тут копейки платите, а у меня валютные, пропустите их вне очереди!"



Борис Игнатович. Эрмитаж. 1929





Разговор двух экскурсоводов, вернее не разговор, а перепалка. Первая группа представляла из себя переодетых в одежды "века галантного" парочку молодых людей, рядом с которыми на фоне большого каскада Петергофа фотографировались туристы, солнце, воздух и вода сделали из них своеобразных "ганибалов". И вот эти стоящие на одном месте "арапчата" как-то пошутили над проходящей мимо них "товарки", у которой в руках была табличка с ее порядковым номером , что бы все те же глупые иностранцы не отстали от нее, она им сказала совершенно замечательную фразу: "Будете зубоскалить, завтра в гроты пойдете".

А в гротах конвейер с пятиминутным текстом. Только вышел, а тебе бац и новую группу- это вам не 6 часов лекции читать.

В Екатерининском парке Царского села нам хотели показать некую скульптуру "девушка с кувшинкой", при этом обозначили ее как утопический символ России. Шел дождь, в другом конце парка маячил обед, искать утопический символ не очень то хотелось, и вдруг я увидела паром с одинокой фигурой в черном , с черным зонтом. Опережающим сознанием я обрадовалась, что вот можно и разворачиваться, дама на пароме, зимой она, наверное, блондинка, дома, возможно, любящая жена или талантливая любовница, но на пароме она была тотально одинока и несчастна, она показалась мне тем самым символом утопизма, таким живым, натуральным, что более искать другие символы не имело смысла.

Ностальгия: в библиотеках очень много людей похожих на Карла Маркса, как будто сошли с полок все замечательные тома кирпично-красного цвета.

В подворотне надпись: "Терпите, туалет в следующем дворе!"

А во дворе старухи-процентщицы на двери подъезда, в котором она когда-то "жила", надпись: "К старухе сюда".

По дороге с книжной ярмарки , которая петляла среди хрущевок, среди прочих торгующих старьем на складном стульчике сидел некто и продавал с расстеленной на земле клеенки книги. Над ним на дереве надпись на большом фанерном листе: "Книги продает автор". Этот фанерный щит был настолько большим и монументальным, что невольно представилась картина: как только этот автор распродаст свои книги, так сразу же на его место придет следующий автор.

[Лето 2000-го года]



 
а также:

Владимир Парфенок.
Путешествие в поисках фотографии.


Андрей Приепа.
Белый город.


Жан Бодрийяр.
Город и Ненависть.


Ирина Зеленкова.
"М"-метро.


Нелли Бекус-Гончарова.
Люблинский дневник.
Заметки культуролога.


Нелли Бекус-Гончарова.
Беларусь в масштабах реальности. Турист и путешественник как жертвы провокации.


Нелли Бекус. Эмиграция: жизнь в другой парадигме.

Виктория Герасимова. BREF,

Виктория Герасимова. Нечего глазеть в окна.

Кульшат Медеуова.
Рождение симулякра


Бенджамин Коуп. Призраки Маркса: бродя по Минску по следу Дерида
 
  вверх
POINT OF NO RETURN   
начало   инфра_философия

четвертая критика

дистанционный смотритель

gендерный fронт

аллегории чтения

Дунаев. Коллекционер текстов